Рекламный баннер 980x60px ban1
76.33
87.02
Рекламный баннер 468x60px main1

Мировой энергетический кризис стал мейнстримом уходящего года

Александр Пасечник, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Уходящий год выдался весьма удачным для мировых производителей и экспортеров ключевых углеводородных энергоресурсов – нефти, природного газа, угля. Даже несмотря на перманентные «ковид-риски», сопровождающие экономические процессы в глобальной экономике, котлоые, в общем-то, были отодвинуты на второй план. Да, глобальный экономический рост был относительно умеренным, но все равно спрос на энергоресурсы стабильно восстанавливался в течение всего 2021 года. А разгоняемая повышенная инфляция, связанная с усердной накачкой мировой финансовой системы долларами и евро, тоже подстегивала  цены на энергоносители. 

Уже с начала второго полугодия мировая экономика стала ощущать дефицит энергоресурсов. Но с наступлением осени ситуацию на мировом рынке энергоносителей эксперты стали характеризовать исключительно как кризисную. Наиболее явно нехватка энергоресурсов в 2021 году наблюдалась в Евросоюзе и ряде азиатских государств (прежде всего Китае). Россию, Северную и Южную Америки, Австралию, Африку эта проблема коснулась опосредованно. А вот чрезмерное подорожание всех видов энергоносителей и рост тарифных ставок на них потребители ощутили повсеместно. К примеру, в Европе осенью начали банкротиться энергокомпании, а некоторые энергоемкие предприятия – приостанавливать работу.

В США подобные сценарии обошли стороной. Хотя там проблемой для властей страны стал осенний рывок цен на бензин, который грозил вылиться в социальный взрыв. Сдерживать недовольство граждан тогда принялся лидер США Джозеф Байден, пообещав населению скорую стабильность на рынке моторного топлива. Байден начал публично призывать страны ОПЕК+ поднять добычу, чтобы сбить цены на нефть. Так он надеялся обеспечить американских автолюбителей «галлоном» бензина по приемлемой в их понимании цене. Альянс же проигнорировал призыв американского лидера и продолжил поднимать добычу только в рамках своего плана, то есть без форсирования темпов экспортного предложения черного золота. Байден пошел дальше. И в ноябре «распечатал» стратегические резервы нефти, «подключив» к этой миссии еще и ряд крупных стран-импортеров, в том числе Китай, Индию, Японию, Великобританию. И цена нефти отступила от годовых максимумов октября, превышающих $86 за баррель. Но уже сейчас очевидно, что стараний с вливаниями «стратегической нефти» не хватит надолго. Причем плану Байдена по «распечатке» национальных запасов нефти в целях снижения чека «бочки» сперва помогло недавнее появление нового штамма коронавируса «омикрон». Но в третьей декаде декабря стало больше понимания, что новый штамм COVID-19 «омикрон» является менее опасным, чем предыдущие варианты коронавируса, особенно в сравнении с мутантом «дельта». Ряд научных исследований, опубликованных в конце декабря, показал, что риск госпитализаций для зараженных «омикроном» заметно ниже по сравнению с предыдущими штаммами. И поэтому не случайно, что 27 декабря баррель Brent котируется уже на уровне выше $78.

Возвращаясь к проблеме глобального энергодефицита, важно обозначить ее причины. «Зачинщиком» здесь принято считать действия Китая – Поднебесная во втором полугодии  рьяно начала скупать весь спектр углеводородного топлива (нефть, природный газ, уголь) из-за экономического рывка. Что спровоцировало рост цен на энергоносители во всем мире. Но руководство КНР в итоге еще осенью успешно разрешило проблему национального дефицита энергоресурсов. 

Причем оперативность китайских властей в части упреждения развития кризиса в стране сильно контрастирует с европейским «анабиозом» чиновников. Где подготовка к зиме была сорвана. Европейские подземные хранилища газа (ПХГ) оказались полупустыми (причем еще не пройдена и треть зимы, а ПХГ Старого Света уже опустели примерно на 41% относительно уровня объемов, закачанных к началу отопительного сезона). А еще наложились и капризы погоды – безветрие поспособствовало «замиранию мельниц». На ветрогенераторы региона были большие ставки из-за устремления еврокомиссаров к декарбонизации экономик стран ЕС. Из-за пресловутого увлечения «зеленой энергетикой» были остановлены или даже разрушены угольные энергостанции. И после посыпались обвинения в адрес «Газпрома»: ряд европейских политиков трактовали ситуацию исключительно однобоко, обвиняя росконцерн в недопоставках необходимого объема газа для прохождения отопительного сезона. Они и сейчас продолжают публично связывать ситуацию на рынке газа с действиями «Газпрома», рассуждая о том, что росконцерн искусственно сдерживает поставки и провоцирует кризис, якобы таким образом надеется побудить еврорегуляторы ускориться в процессе лицензирования «Северного потока – 2». «Газпром» парирует нападки, обвиняя в газовом кризисе Еврокомиссию, попросту намеренно тормозящую ввод в промышленную эксплуатацию новой трансбалтийской магистрали по доставке газа в ЕС и упрямо борющуюся с долгосрочными газовыми контрактами.

Прозвучал и новый «защитный тезис» российской стороны о том, что европейцы еще и перепродают дешевый российский газ (покупаемый по долгосрочным контрактам). Об этом 23 декабря в ходе Большой пресс-конференции сказал Владимир Путин. Президент России отметил, что реверсный режим трубопровода «Ямал – Европа» связан с желанием немецких контрагентов заработать на перепродаже контрактного газа «Газпрома» польским трейдерам, которые после реализуют газ с накруткой украинским покупателям. Владимир Путин даже назвал примерную цифру посреднической прибыли. Позже об этом же заявил и официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов, и в очередной раз отверг все претензии «газпромофобов» на предмет искусственных ограничений экспорта в Европу, подчеркнув, например, что еще 15 декабря компания выполнила обязательства по транзиту через территорию Украины.

По последним оперативным данным, «Газпром» за 11 с половиной месяцев 2021 года увеличил экспорт в страны дальнего зарубежья до 178,1 млрд кубометров, что почти на 5% (8,2 млрд кубометров) больше, чем за тот же период 2020 года.

Тем временем, последняя декада декабря ознаменована новыми рекордами котировок на газ в Европе. 21 декабря цены на голубое топливо превысили рубеж в $2300 за тысячу кубометров. Тогда поставщики сжиженного природного газа (СПГ) оперативно прореагировали на вдруг ставшим премиальным европейский рынок газа в сравнении с азиатским. Как результат – чуть ли не массовая переориентация танкеров с СПГ, примерно полтора десятка метановозов из США и Австралии направились в порты Европы, хотя изначально их ждали в азиатских гаванях. На фоне новости «о смене курса» танкеров с СПГ, газ в Европе начал дешеветь, и к полудню 27 декабря биржевая цена кубометра  скорректировалась до отметки примерно в $1100. Но и этот биржевой рубеж не менее чем в три раза перебивает цену на газ «Газпрома», поставляемый в страны Старого Света по долгосрочным контрактам. Росконцерн при этом любезно предлагает европейским контрагентам расширить практику «стратегических соглашений», но Еврокомиссия упрямо считает, что долгосрочные контракты вредны для рынка и нацелилась даже их запретить – с 2049 года.

В заключение напрашивается «аккорд» о благополучии 2021 года для нефтегазовых добытчиков.  Лагерь ключевых экспортеров  углеводородов, в который традиционно входит Россия, – бенефициар ситуации высоких цен на энергоресурсы. И российская нефтегазовая отрасль завершает 2021 год на мажорной ноте: рост национальной добычи нефти в текущем году ожидается на уровне 2,1%, добыча газа в стране увеличится почти на 10%, а его экспорт — на 9,5%.

 

 

Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
Рекламный баннер 240x200px right2
Рекламный баннер 240x200px right3
АнекдотВсе

Карлсон залетел, - он ждал малыша